Главная

Служба спасения 29.06.2020

Служба спасения

МЧС В УСЛОВИЯХ КАРАНТИНА

Министр по чрезвычайным ситуациям, генерал-лейтенант Лев Константинович Квициния ответил на вопросы газеты «Республика Абхазия»

Сегодня деятельность многих служб нашей страны подчинена незнакомому нам ранее обстоятельству – карантину, притом очень строгому. Министерство по чрезвычайным ситуациям, наряду с Минздравом и эпидемслужбами, буквально встало на боевое дежурство, чтобы спасти население Абхазии от бушующей в мире эпидемии коронавируса. И слава Богу, все принимаемые меры, в том числе со стороны Правительства и Координационного штаба по защите населения от коронавируса, спасают пока нас от массового заражения.

У МЧС много обязанностей и задач. Оставить сегодня все их в стороне, конечно, невозможно. Ну разве можно будет не реагировать на пожары или на беду с людьми в горах или отдаленных селах?! Конечно же, нет. И будет сделано все, чтобы спасти и природу, и человеческие жизни.

– Но что нового появилось в работе МЧС в этом году?

Министр Лев Квициния отвечает:

– В нынешних условиях у нас усилен режим работы. Со дня объявления карантина, согласно распоряжению Правительства Абхазии и решениям Оперативного штаба по борьбе с пандемией, подразделения МЧС Абхазии были задействованы по нескольким направлениям.

Во-первых, сотрудники медицинского управления МЧС несут круглосуточное дежурство на государственной границе по реке Псоу. Созданы группы по три человека, и к ним прикреплены две единицы техники (штабная машина и «скорая помощь»). Ими мониторится эпидемиологическая ситуация, гражданам Абхазии, а также лицам, имеющим право на пересечение границы, дистанционно измеряется температура, обрабатывается сопутствующая информация, которая затем передается Минздраву и МВД Абхазии. Если появилось подозрение на наличие коронавируса, то вызывается спецбригада для отправки в больницу. И все делается для контроля передвижения и двухнедельной изоляции заезжающих в Абхазию людей. На границе по Псоу дежурят и представители Гагрской больницы, также часто приезжают специалисты из санитарной эпидемиологической службы республики.

Во-вторых, подразделения МЧС Абхазии активно обрабатывают обеззараживающими средствами территории больниц, школ, детских садов, госучереждения по всей стране. Несколько раз обрабатывались карантинные зоны на границах по рекам Псоу и Ингур.

– А были ли у вас критические, экстремальные ситуации за дни и месяцы карантина?

– Нет. Критических, тем более панических ситуаций не было, и быть не могло. Поставленные перед МЧС Абхазии задачи решались в штатном режиме, привлекались необходимые людские ресурсы и спецтехника. Считаю, что сотрудники спасательного ведомства со своими задачами справляются достойно и в полном объеме.

– Что у вас есть для обработки объектов?

– Все необходимые средства для дезинфекции территорий и объектов были предоставлены по линии Минздрава и Оперативного штаба по борьбе с коронавирусом. Сотрудникам МЧС были выданы комплекты спецодежды с высокой степенью защиты. С нашей стороны были задействованы пожарные расчеты, которые и проводят дезинфекцию. Для этого пришлось несколько приспособить (переоборудовать) пожарные машины.

– Расскажите про свое медицинское управление по чрезвычайным ситуациям.

– Медицина – одно из важнейших направлений в МЧС, оно для нас новое. Идея создания полноценного медицинского управления в структуре МЧС полностью была реализована в 2018 году. Под эту цель были выделены штатные единицы, набран профессиональный коллектив, российские коллеги помогли нам со спецтранспортом. Перед руководством страны нами был поставлен вопрос о включении в эту структуру санитарной авиации с целью экстренной доставки пострадавших или заболевших из труднодоступных районов республики, в первую очередь из горной местности. На данном этапе мы используем вертолет Ми-2. Его мы арендуем. И хотя вертолет Ми-2 не является специализированным, однако не раз благодаря этой винтокрылой машине удавалось доставить тяжелобольных и пострадавших при чрезвычайных ситуациях из сел в Кодорском ущелье, из Псху. Помимо доставки пострадавших, Ми-2 используется нами при поисковых работах в горах, когда теряются охотники, туристы, или в прибрежной зоне, когда случаются несчастные случаи на воде, а также при мониторинге пожарной ситуации в горных районах страны.

Часто, когда нужно спасать большие группы людей, просим для подмоги российский самолет Б-12 или вертолет Ми-8, потому что наш Ми-2 поднимает на борт не более 4-5 человек. Он более подходит для разведполетов, такие, кстати, уже не выпускаются.

– А у Министерства обороны Абхазии нет вертолетов, которые вы могли бы использовать при чрезвычайных ситуациях?

– Есть, но они, как говорится, не первой свежести, в экстремальных ситуациях рискованно их использовать.

– Аренда вертолета – не дорогое ли это удовольствие?

– Не дороже, чем купить новый. За аренду в год мы платим определенную сумму, и эта сумма не зависит от количества вылетов.

– А сколько бывает вылетов?

– Их совершается немало. Несколько десятков раз в год, часто в неделю и три, и четыре раза подряд. Бывает и наоборот, вертолет простаивает. Конечно же, МЧС Абхазии крайне нужна спецавиация, эдакий летающий госпиталь. Однако он стоит очень дорого. Правительство прорабатывает данный вопрос, ведь это связано с немалой нагрузкой на госбюджет.

Далее министр, отвечая на вопросы, рассказал, что в ближайшее время с МЧС России подпишут межведомственное соглашение, и он надеется, что, как всегда, Абхазии будет оказана помощь, в том числе и с воздушным транспортом. И еще рассказал, что у Республиканской больницы в Сухуме построена вертолетная площадка, и это ускоряет процесс оказания экстренной медицинской помощи больным людям из далеких населенных пунктов или доставляемым с гор людям с травмами. Сам вертолет находится на территории аэропорта в Бабушаре. Оба члена экипажа (летчик и техник) являются сотрудниками МЧС и получают здесь зарплату. В штате они оказались после создания санитарной авиации, постоянно находятся в аэропорту и несут дежурство.

– Если вертолет вы берете в аренду, и он частный, то есть вероятность, что на момент чрезвычайных ситуаций он может оказаться задействованным в другом месте, скажем, повез по чьему-то заказу людей на Псху. И что тогда? – Это был мой последний вопрос министру по чрезвычайным ситуациям при нашей встрече. Лев Константинович ответил:

– Накладок с вертолетом у нас не бывает. Первая и главная наша задача – спасать людей, а все остальные проблемы, кроме связанной с непогодой, в экстремальных случаях отодвигаются на второй план. Если даже вертолет окажется занятым, он высаживает пассажиров где можно или довозит до места – расстояния-то у нас небольшие – и летит за теми, кто оказался в беде.

Вопросы задавала Заира ЦВИЖБА


Номер:  63
Выпуск:  3941
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку