Главная

18.05.2011

Продается... отчий дом

В селах Абхазии

Весна в села Абхазии пришла бурно. После благодатных дождей зазеленели поля. Разбежались по лугам лиловые огоньки фиалок. Направляясь в село Лабру Очамчырского района, я подумала: никакой другой месяц в году так не волнует, не будоражит сердца, как май. Зеленое ликование трав, струистое дыхание полей – от всего веет свежестью этого времени года. Однако мое весеннее настроение резко изменилось, когда я въехала в село. Картина была удручающей. Показалось, что здесь война закончилась только вчера.

На пустынную ухабистую дорогу то с одной, то с другой стороны печально смотрели дома своими накрест забитыми окнами. Их сменяли остовы сгоревших усадеб, из которых выглядывали кроны проросших деревьев. Дома, которые не оставила жизнь, можно было узнать по полиэтиленовой пленке, натянутой на окна вместо стекол, по сараям и самодельным теплицам, наспех сооруженным из оставшихся после войны труб и ржавых железок. Машину трясло и бросало в разные стороны от ям и рытвин. Ближе к центру села появились несколько более прочно обжитых домов, у ворот которых стояли старики и с любопытством разглядывали нашу машину. Однако и на этих домах зияли дыры от снарядов и пуль, которые уже восемнадцатый год некому «залатать». Центром села является средняя школа, которая любезно приютила главу Администрации Лабры Героя Абхазии Смбата Кереселяна.

– Что делать? – сетует он. – Помещение Администрации непригодно для работы. Правда, недавно накрыли крышу, чтобы сохранить от дождя уцелевшие стены…

Этот скромный кареглазый мужчина немногословен. В его облике и поведении нет и намека на напыщенного чиновника. Он скромно умолчал о том, что во время войны был в составе прославленного экипажа танка «Тигр» на Восточном фронте, встав вместе с Аиком и Габриэлом Кесянами в числе первых на защиту Абхазии. Все они были удостоены звания Героя Абхазии. Не сказал С. Кереселян и о том, что нет у него кабинета, что его секретарь Марина Григорян документы печатает у себя дома на «дореволюционной» машинке, в которой западают несколько букв. Нет у него бланков, и только печать, которую он носит в кармане, свидетельствует о его должности.

– В послевоенный период нам отремонтировали одно крыло школы, – рассказывает Смбат Кереселян, – построили мост, соединяющий Верхнюю и Нижнюю Лабру, составили сметы на строительство клуба и памятника погибшим лабрцам. Обещают отремонтировать дорогу. Ждем. Хочу отметить, что лабрцы своими силами восстановили водопровод: два насоса закачивают воду в башню, откуда она самотеком поступает в село.

Приятно удивил меня оптимизм директора школы Сейрана Палазяна. И это при том, что в школе, где учатся 40 ребят, ощущается острая нехватка педагогов, а те, кто есть, – в основном студентки: одну возят из Тамыша, другая недавно вышла замуж в Лабре.

– Повезло нам, – радуется С. Палазян, – хоть какой-то выход нашли. Никто не хочет работать сельским учителем. А ведь раньше педагог имел авторитет. Моя мать гордилась профессией. А кто сейчас приедет в село работать за четыре тысячи рублей! Но, несмотря на это, мы не падаем духом. У нас к тому же функционируют секции по дзюдо и теннису, которыми руководят Ашот Кесян и Карапет Аветисян. Наши ребята постоянно участвуют в республиканских соревнованиях. А также – в олимпиадах. Недавно заняли первое место в конкурсе «История армянского народа», проходившем в Гагре. Возвращаясь к спорту, хотел бы сказать: досадно, что наш тренер по дзюдо работает вот уже полгода бесплатно. В Федерации дзюдо денег нет, нашу просьбу переправили в Очамчырскую Администрацию. Но здесь ответили, что бюджет района на 2011 год уже составлен и ничем помочь не могут.

Таким отношением к молодым специалистам, работающим в селе, невольно подумалось мне, можно просто-напросто искоренить сельскую интеллигенцию. И что тут удивляться оттоку молодежи из села?

Не говорю уже о том, что лабрцы заслуживают более уважительного отношения к себе.

У этого села богатая и в немалой мере трагичная история. Переселившись в Абхазию в 1915 году, после геноцида армян, люди создали здесь первые сельхозячейки и начали возделывать завезенные из Турции табаки сортов «Самсун» и «Трапезунд». Испытавших трагедию армян радушно встретили жители окрестных сел – кутолцы, джгиардцы и тамышцы. В 1930 году в Лабре был организован первый колхоз, который возглавил Арпил Мелконян. Наибольшего расцвета село достигло в период, когда правление колхоза возглавлял опытный хозяйственник Ардаш Аведян. С 1960-го по 1990 годы он вывел хозяйство в передовые: заготовка табака достигала 550 тонн, чая – 400 тонн, кукурузы – до 100 тонн, надой молока от одной фуражной коровы – 350 литров. Преобразилась инфраструктура села. Почти в каждом ухоженном дворе были теплицы, где выращивали цветы и огородную продукцию. И никто из лабрцев не мог предположить, что в девяностых годах прошлого века им придется пережить новое испытание – войну, во время которой их село будет разгромлено и разграблено войсками госсовета Грузии. Тогда же местное население постоянно подвергалось гонениям и грабежам, 40 жителей было убито и искалечено.

Сегодня в селе из прежних 650-ти осталось лишь 151 хозяйство, около 70 домов брошено.

– Многие уехали в Россию, – поясняет Смбат Кереселян. – Кто работать, кто на постоянное жительство. Дома не бросают, ждут лучших времен. Но некоторые и продают, забирая к себе престарелых родителей. Однако многие из них возвращаются, не могут ужиться в городских условиях. Например, семья Павлика Бабаяна. Сын забрал своих родителей к себе, продал дом. А через два года отец умер, не выдержал, мать хочет возвратиться, а некуда – в доме уже другие люди.

Семью Вартанян забрали дети в Сочи. Не выдержали родители городской суеты. Вернулись, благо, было куда – дом продать дети не успели.

Чувство родимого дома – не просто красивые слова. И когда этот дом в угоду уехавшему сыну или дочери продает уже пожилой человек, каково ему потом – хочет вернуться, а возвращаться некуда. А с проданным домом отрезано и все прошлое. Так что сыновья и дочери должны считаться с привычками, душевным состоянием родителей, с их желанием быть нужным и полезным обществу. Никакие городские блага не заменят им землю, которая помнит их следы за долгие годы жизни. Да ведь и для молодых это отчий дом. И это еще одна трагедия лабрцев, которую переживают они в настоящее время.

Что скрывать, поначалу когда соприкоснешься с такими судьбами, испытываешь сложное чувство, граничащее с состраданием. Но еще больше питаешь уважение к людям, сохраняющим вопреки коррективам, которые бесцеремонно вносит индустриальный век в крестьянскую жизнь, верность своей земле. И неизбежный вывод. Чтобы возродить Лабру, важна не только инициатива ее жителей, но и постоянное внимание со стороны властей, прежде всего районных.


Номер:  53
Выпуск:  2654
Рубрика:  общество
Автор:  Русудан БАРГАНДЖИЯ

Возврат к списку